Наша кнопка

Если Вам понравился наш ресурс, Вы можете разместить нашу кнопку на своём сайте или в блоге.
html-код кнопки:


Игры, игрушки, викторины, конкурсы, головоломки, развлечения, фокусы, сценарии праздников.

НОВОСТИ РУБРИК

Игрушка и начатки ручного труда

Взрослые видят в игрушке забаву, для детей же она —  радость; и больше всего радости доставляет игрушка, сделан­ная самим ребенком.

Самодельная игрушка развивает, у малышей главнейший двигатель жизни —  творчество; а у подростков, кроме того, может служить начатком ряда ремесел.

Попробуйте окружить гребенка разными материалами: бумагой, глиной, деревом, материей, листьями, цветами и т. д., и вы увидите, как под его руками все это начнет воплощаться и оживать в самых оригинальных формах и в новых неожиданных способах соединения материалов между собой.

Однажды летом мне приходилось наблюдать, как дети приносили с собой  с поля, огорода и из сада цветы, овощи, листья и веточки. Принесенное раскладывалось в тени дома, и маленькие творцы быстро разбирались в своем «богатстве», улавливая сходство между принесенными предметами и живыми существами.

«Толстая груша похожа на Санхо-Панчо, из соломы сделаем ноги дон-Кихоту! — обмениваются соображениями дети. — Листочки жасмина пригодны на хорошенькие платочки для маленьких кукол из глины, а из лопуха выйдет длин­ный шлейф; если к картофелине приделать ножки —  веточки, вырезать рот и вместо глаз вставить ягоды, то будет очень страшный зверь.»  —  Фигурка за фигуркой расставляются маленькие создания детского творчества, здесь же разыгрываются целые сложные сцены из виденного или прочитанного. Через несколько часов цветочные «герои» и «героини» увядали, но назавтра ближний лес и поле давали опять столько материала, что можно было создать тысячи новых существ.

Зимой у многих маленьких детей вы найдете в их карманах и в коробочках: камешки, обрывки веревочек, куски картона и т. д. Присмотритесь, и вы увидите, как этим, для нас ничего незначащим, материалом малыши дополняют покупаемые для них игрушки: девочка из верш­ковой тряпочки делает накидку для любимой куклы, закалывая ее случайно попавшимся гвоздиком; мальчик перочинным ножиком выстругивает палочки и мастерит из них ясли для своего деревянного коня или долбит из куска полена лодку, в которую усаживает безрукого деревянного пожарного и маленькую резиновую кошку,  —  она же в его воображении собака. Компания эта плывет через все комнаты; совершаются дивные приключения, где играют роль крокодил — он же каминные щипцы, — излавливающий охотника —  пожарного — за ноги; навстречу им выползает из-за кресла «рычащий медведь»,  —  в настоящем случае действительно медведь, но только сделанный из плюша. В конце концов лодка приплывает к большому угловому дивану, где среди гор (нагроможденные подушки) находится дом отважного путешественника. Здесь роли несколько меняются, вследствие недостатка персонажей: на медведя надевают колпак из бумаги и передник из тряпочки  —  он становится «мамой»; на щипцы сверху подвязывают подушку, на ноги делают панталоны из бумажного кулька, и это — папа; сами же дети превращаются в кухарку и повара и устраивают торжественный обед из одного бублика и двух карамелей, подаваемый на листках бумаги и в пустых спичечных коробках.

Чем разнообразнее мы даем детям материал, тем более мы расширяем область применения их творчества.

У малышей одна мысль быстро сменяет другую; они удовлетворяются теми образами, которые роятся у них в голове, лишь отчасти обосновываясь на предметах (игруш­ки и т. п.), случайно попавших им в руки; и эти предметы дают толчок ребенку в дальнейших измышлениях.

Подрастая и знакомясь с жизнью, ребенок не удовле­творяется одной фантазией и, требуя чего-либо более реального, пытается сам сделать то, что его интересует, то, чем он хочет играть, то, чему он радуется; он стремится передать свою мысль более правдиво: делая кукле платье, —  думает о выкройке, устраивая карету из дерева, наталки­вается на необходимость выпилить отдельные её стенки из дощечки и соединить их по углам хотя бы гвоздиками.

В этих занятиях подростков ценно то, что здесь одновременно соединяется передача мысли и понимания форм с постепенным естественным навыком в технике, кото­рая является лишь средством для выполнения мысли.

Обычно наряду с самодельными игрушками в ре­бенке пробуждается интерес к рисованию, дети начинают знакомиться с искусством, но не с его формальной, отвле­ченной стороной, в какую обычно вливается преподавание рисования, а по-своему связывают искусство с своей жизнью. Карандаш и краски дополняют ребенку то, что ему не удается сделать иным способом: дети разрисовывают лицо у бумажной куклы, делают узоры на её платье из тряпочки, рисуют на картоне, прежде чем вырезать и склеить картонаж для елки, и т д. Вообще всегда следует советовать детям сперва нарисовать предмет, а затем приступить к его выполнению.

Глина дает прекрасный материал для занятий лепкой даже самым маленьким детям; материал этот весьма доступен, присоединяя к нему летом цветы, листья, веточки и т. д., а зимой — бумагу и краски (для подкрашивания), можно получить много самых разнообразных игрушек, удовлетворяющих мысль ребенка.

Пользование бумагой, а немного позже картоном, дает еще больший простор в мире игрушек-самоделок. Вырезав из цветной бумаги отдельные части картинки, наклеив их, как мозаику, на бумагу, получаем часто очень любопытные изображения. Тонкий картон с клейкой цвет­ной бумагой и раскраской дает возможность делать не только скучные коробки, пеналы и т. д., но, что самое главное, из него при небольшом навыке в рисовании так нетрудно вырезывать профильные фигуры тех животных, о которых читали и видели, дом, в котором живем, силуэты тонких елей и проч. Если зимой посмотреть в увеличительное стекло на снежинку и затем ее зарисовать в большом виде — вершка в полтора, потом вырезать из картона, промазать клеем и обсыпать блестками,  —  получится прекрасное украшение на елку. Облепливая профильные фигуры из картона кусочками тканей  —  сукном, манчестером, — достигнем неожиданных эффектов. После профильных изображений легко переходить к склейке более сложной — с углами, где основой и схемой служат геометрические формы не в своем первоначальном виде, но как упрощенные формы предметов, на них схожих; так же, как и силуэты, все это окрашивается и облепливается.

Очень любопытно занятие, рекомендуемое С. К. Исаковым в его брошюре «Скульптура из бумаги»,  —  свертывание игрушек из обычной мягкой бумаги.

За бумагой и картоном идут: работа с деревом — у мальчиков, и шитье — у девочек.

Обычно начинающему предлагают делать полочки, вешалки, табуретки и т. д. Все эти мотивы почти совсем исключают творчество, и, кроме того, ребенок 9-10 лет не имеет физической возможности сделать правильно и прочно задаваемую ему полку или табуретку — с тем, чтобы сделанный им предмет практически мог быть применяем. Руководителю-специалисту всегда приходится доканчивать начатое ребенком, что, конечно, вселяет недоверие у начинающего к своим силам; труд сам по себе его не удовлетворяет, он видит в нем лишь забаву, а не дело; очень часто детей наблюдательных и впечатлительных эта работа не удовле­творяет, они ею тяготятся и даже стыдятся своей вещи, заме­чая, что старшие лишь из любви хранят непригодную вещь. Начинающий быстро охладевает к работе, чувствует, что он лишен возможности сам начать и сам кончить свое дело, а это чрезвычайно вредно отражается вообще на ребенке, вселяя дурную привычку поверхностного отношения к делу. К сожалению, в начатках ручного труда детей знакомясь лишь с техникой, оставляя в стороне творчество. Подобное однобокое знакомство с ручным трудом может влиять на детей очень нехорошо, заглушая их мысль, их личное твор­чество. Ручной же труд, поставленный свободно, соединяя вместе технические знания и творчество, мог бы сохранить в ребенке всю его цельность, расширить наблюдательность, научить тому или иному ремеслу, а главное — поможет полю­бить труд. Начатки ручного труда, веденного в таком порядке, направят работающего к вполне самостоятельному исследованию всего нас окружающего.

Начинающий должен получать удовлетворение от своей работы и радоваться ей; для достижения этого следует посте­пенно вести ребенка от более легких к трудным, но посильным задачам, чтобы ребенок всегда мог докончить сам им начатое. Вот постепенная схема порядка начатков столярного дела: 1) профиль (вспомним какое большое значение в искусстве всегда играл силуэт); для исполнения его надо уметь только пилить и строгать; 2) форма — рельеф; для его выполнения следует сперва соединять отдельные плоские про­фильные части между собой, накладывая их друг на друга; когда это достигается, то начинают подходить к изменению угловатых профилей, делая на них боковые срезы ножом, для чего, в зависимости от характера изображаемого пред­мета, утолщают самые дощечки. Увеличивая и разнообразя срезы, ребенок невольно подходит к резьбе, но не к сухой геометрической, так рекомендуемой школам, а к резьбе скульптурной.

Также незаметно подходят и к знакомству с шипами и вязкой углов, для чего богатые и легкие темы даются желанием сделать домик, конюшню (вязка углов), соединить между собой ножку и подставку (шип) и т. д. Дальше идет знакомство с точением.

Темы для работ бесконечно дает природа или книга — следует лишь уловить то, что проходит мимо. Привожу несколько фактов.

Группа детей, любуясь закатом солнца, обратила внимание на стаю грачей, пролетавшую по яркому желтому фону неба; силуэты птиц были настолько ясны и наглядны, что один из детей сделал попытку вырезать такую птицу из дерева. Сперва этот маленький раскрашенный профиль служил игрушкой, а потом его приспособили для мотанья ниток. На жнивье попался зайчонок,  —  дня через два и его вос­произвели, причем сажали его раньше перед окном и смотрели на силуэт, «чтобы увидать главное», — как объясняли дети. Зайца выполнили не только в виде профильной плоской фигурки, но, поняв, что он будет правдивее, если будет «толстый», склеили из нескольких частей, закруглив ножом углы. Позже один из юных практиков воспользо­вался зайцем, сделав из него солонку.

Празднично одетая крестьянка в остроконечной кичке, покрытой платком, и в сарафане, широко расходящемся внизу, напомнила большую голову сахара,  —  и следом была сделана попытка осуществить свои предположения на токарном станке. Это удалось не сразу, но велика была радость маленьких художников, когда они сами достигали то, чего хотели; нарядная баба была лишь первым толчком в точении, — заинтересовавшись, дети перешли к более сложным.

Маленький гимназист начал знакомиться с историей: древний Египет, пирамиды, жрецы, воины заполнили его голову. Едва умея рисовать, он пытался чертить планы пи­рамиды и калькировать из книг изображения древних египтян. Познакомившись с деланием плоских профильных фигур, мальчик очень быстро осуществил свои мечты.

Была сделана большая пирамида с целой сетью переходов внутри, масса воинов и жрецов: для всего этого гимназистом старательно собирался материал в виде книг и рисунков, откуда он мог бы почерпнуть изображение одежды, вооружения и проч. Попутно он познакомился с пилением, строганием, склейкой и вязкой углов; рисование все время помогало в работе, все время незаметно и вполне самостоятельно совершенствуясь. Надо думать, что образы древнего Египта надолго зафиксируются в голове пытливого мальчика.

Вводя в программу ручного труда исполнение игрушек самими детьми, мы оказываем помощь в их свободном художественном воспитании с сравнительно малым влиянием нас, взрослых, давая возможность отыскать каждому то, к чему он более склонен. Опасаясь и избегая форм уже выработанных современными художниками, сложившимися под влиянием условностей, и желая как можно более сохранить самобытность, лучше меньше пользоваться чужими рисунками, а искать модель в живой натуре или хороших фотографиях, исполненных также с натуры. Также следует пользоваться первоисточником, когда подросток будет делать себе иг­рушки, служащие ему же наглядными пособиями: лучше взять настоящий цветок, чем его модель, лучше посмотреть в музее подлинный старинный костюм, чем копировать снимок с него.

Стоя близко к природе, беря от неё то, что она дает, как в материале, так и в формах красоты, под­росток начнет объединять все это в работе и приспосабливать к своей жизни.

Знания, получаемые таким путем, быстро и прочно усваиваются, потому что они вытекают из необходимости знать материал, способы его применения и обработки.

Наблюдение, несомненно, разовьет любовь к природе —  одновременно с здоровым стремлением к красоте.

Поскольку выполнение игрушек может служить началом для многих ремесел, — можно наглядно проследить в кустарном игрушечном промысле; здесь кустари, познако­мившись на игрушечном деле с столярными, резными и скульптурными работами с формовкой, лепкой и моделированием дальше улучшают свое знание, и нередко можно видеть, как из игрушечника по дереву выходить столяр или резчик; кустарь, формующий игрушки из папье-маше, легко переходит к выполнению научных моделей сперва из того же материала, а затем и разнообразя его. Из не­большого промысла ящиков для мелких игрушек и подставочек для простейших фигурок  —  зверей из папье-маше — в Московской губернии образовалось резное столяр­ное дело.

Эти примеры показывают, что выполнение игрушек содержит в себе начатки многих ремесел даже для взрос­лых работников, живущих исключительно трудом, и слу­жит переходом от легких работ к более сложным.

Детям же пусть игрушки послужат не только для временной радости и не только для знакомства с начатками ручного труда, но и введут наших малышей в прекрасный мир творчества, а в будущем, быть может, помогут уни­чтожить то резкое разграничение между умственным и ручным трудом, каковое приносит такой большой вред нам самим и нашим ближним. Какими большими шагами по­двигалась бы вперед жизнь в науке, в искусстве и в ремеслах, если бы человек сам мог сделать все, что было ему нужно для удовлетворения своей мысли, своей цели! Приобщаясь к труду, наши дети поймут его и станут в более справедливое отношение к лицам, материальное положение которых заставляет их работать на нас.

Н. Д. Бартрам
«Игрушка, её история и значение» - 1912 г.

You have no rights to post comments

НОВОСТИ РУБРИК

Яндекс.Метрика